18.04.2024 г. Четверг, 4:24
Главная » Точка зрения » ВИКТОР ЧЕРЕПОВ: «Бизнес должен заботиться о состоянии здоровья работников»

ВИКТОР ЧЕРЕПОВ: «Бизнес должен заботиться о состоянии здоровья работников»

– Какие основные задачи в текущем году стоят перед Комиссией РСПП по индустрии здоровья?

– Бюро Правления РСПП приняло решение объединить Комиссию по индустрии здоровья и Комиссию по физической культуре и спорту. Теперь это один рабочий орган нашего союза. Помимо меня­ сопредседателем комиссии является Константин Анатольевич Гончаров, член Правления РСПП, генеральный директор ООО «ГК «Новотранс»».

Соответственно, расширился и круг задач, стоящих перед нами. Особенно это касается вопросов сохранения здоровья работающего населения через занятия физической культурой и спортом, ведение здорового образа жизни.

В центре внимания – многофакторное влияние на показатели здоровья человека через профилактические мероприятия, укрепление собственного здоровья и мотивацию сохранять его через занятия физической культурой и спортом.

Особенный упор будем делать на развитие корпоративного спорта и улучшение материально-технической базы спортивных сооружений на предприятиях, способствовать развитию спортивных учреждений муниципалитетов и, конечно, развитию детского и юношеского спорта.

Одно время в стране существовал определённый перекос в сторону развития спорта высоких достижений. Сейчас же стала очевидной необходимость делать акцент на развитие массового, детского, юношеского и корпоративного спорта. Если на предприятии созданы условия для занятий спортом взрослыми людьми, то они приводят с собой своих детей. Для них тоже надо со­здавать условия для занятий, аналогичные взрослым.

В составе нашей комиссии – представители частных медицинских компаний, страховых медицинских организаций, Российской академии наук, бизнес-сообщества, крупных компаний, где сильно развит корпоративный спорт.

– В последнее время появляется немало корпоративных проектов по охране здоровья. Какие компании вы могли бы выделить особо?

– Эти компании на слуху. Я назову «Металлоинвест», «Норникель», «ФосАгро», «Газпромнефть», «Газпром», ОАО «РЖД», СУЭК, «Росатом».

Особенно подчеркну: в годы пандемии пришло понимание, что если сам бизнес не будет заботиться о состоянии здоровья своих работников, то мы не сохраним трудовой потенциал.

Сокращение потерь по больничному листу, исключение или снижение профессиональных заболеваний позволяют избежать дополнительной нагрузки на фонд социального страхования и на сами предприятия.

Проблемы охраны здоровья, соблюдения техники безопасности и создания нормальных условий на рабочем месте тесно переплетаются между собой. Конечный результат – это экономика. Все начали понимать, что охрана здоровья в целом – это экономическая составляющая нашего благосостояния.

Практика показывает, что вложения в здравоохранение окупаются многократно.

В период пандемии крупные вертикально интегрированные компании вкладывали средства не только в свои мероприятия, но также оказали большую помощь лечебно-профилактическим учреждениям в регионах присутствия.

Координация, взаимодействие с федеральными и региональными органами власти, с наукой, с практическим здравоохранением позволили нам резко сократить потери от COVID-19 и других вирусных инфекций.

Мы создали общественное движение «Здоровье 360», ориентированное на охрану здоровья работающего населения.

Учредителями выступили ОАО «РЖД» (они имеют наилучшую корпоративную практику охраны здоровья работаю­щего населения), Российский союз химиков и РСПП.

– Долгое время существовала проблема: в обществе не доверяли российским лекарствам, предпочитая, если была возможность, покупать импортные. Ситуация меняется?

В 2020 году на съезде РСПП мы учредили автономную некоммерческую организацию «Здоровье 360». Сейчас она занимается координацией, мониторингом соблюдения разработанных стандартов в области оказания медицинской помощи и охраны здоровья работающего населения, многими другими проблемами

– Это важный вопрос. Думаю, сейчас уже можно не разделять лекарства на наши и импортные. В последние 10 лет была реализована программа «Фарма-2020». Принята программа «Фарма-2030». Происходит локализация производства импортных препаратов на наших заводах.

Практически все наши предприятия теперь отвечают требованиям GMP в соответствии с американской и европейской программой FDA. Это наилучшие производственные практики в фармацевтике.

Прекрасные заводы и фармацевтические кластеры по­строе­ны в Ярославской области, в Санкт-Петербурге, в Московской области. В Рязанской области строится огромный завод по производству препаратов крови.

На рынок зашло много инновационных препаратов, в том числе для лечения орфанных заболеваний.

Что касается отечественных препаратов, то здесь существует проблема вымывания ассортимента недорогих российских лекарств. Их производство становится нерентабельным. Надо ежегодно индексировать стоимость наших препаратов хотя бы на уровне инфляции. Они качественные, но фармацевтическим предприятиям невыгодно производить валокордин, валерьянку, средства широкого применения.

Мы вводили правило «третий лишний». Если два наших предприятия производят препарат, то мы иностранный аналог не пускали на рынок.

Теперь пришли к принципу «второй лишний». Если отечественное предприятие выпускает эффективный и зарегистрированный отечественный препарат, то мы иностранный препарат не закупаем.

Всегда должен присутствовать здравый протекционизм.

– Вывод на рынок новых лекарств – долгий и сложный процесс. Может быть, его следует упростить? Или это рискованный путь?

– Рисков можно избежать. Я могу привести пример фонда «Круг добра», который был основан по решению Президента РФ. Он направлен на лечение и получение лекарственных препаратов для орфанных заболеваний.

Прошло повышение НДФЛ до 15 %. Полученные от этого средства были направлены в фонд «Круг добра». По данным, опубликованным в печати, около 60 млрд рублей пошло на эти цели.

Недавно было принято решение расширить перечень лекарственных препаратов, которые могут быть закуплены через фонд «Круг добра». Это десятки препаратов. Они проходят упрощённую процедуру регистрации и получают быстрый доступ на наш рынок.

Есть упрощённая процедура регистрации для «Сколтеха» для апробации, для клинических исследований и закупок в небольших дозах препаратов, в которых нуждается небольшое количество больных при редко встречающихся заболеваниях.

– В вашей комиссии есть подкомиссия по государственно-частному партнёрству в индустрии здоровья. Каковы основные возможности и направления ГЧП в этой сфере сейчас?

– В данный момент, как и раньше, это привлечение инвестиций в здравоохранение, где ранее государственно-частное партнёрство было развито недостаточно.

Появились инициаторы. Например, Евгений Александрович Туголуков, президент Группы компаний «Медскан», которая занимается обеспечением сложным медицинским оборудованием лечебных учреждений и успешно работает. Они готовы инвестировать в строи­тельство частных клиник в регионах.

Это должно помочь разгрузить лечебную сеть от нагрузки по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи и догоспитальному обследованию. ПЭТ-КТ, компьютерная томография, магнитно-резонансная терапия и т.д.

С уменьшением внешних заимствований мы должны искать ресурсы для инвестиций внутри страны. Задача подкомиссии – как раз в увеличении инвестиций и развитии частного здравоохранения.

Частное здравоохранение должно участвовать наравне с государственными муниципальными региональными медицинскими учреждениями в оказании медицинской помощи в рамках программы государственных гарантий.

Недавно я был на президиуме Национальной ассоциации некоммерческих медицинских организаций и негосударственных медицинских организаций, которая объединяет крупные частные компании. Это ­«МЕДСИ», Европейский медицинский центр, ОАО «РЖД». Это компании со значительным государственным участием, здравоохранение развивается на принципах государственно-частного партнёрства с привлечением дополнительных инвестиций.

Ставятся вопросы медицинского лизинга, аренды помещений, чтобы были какие-то льготы для сложного оборудования.

Кроме того, нужно сделать какие-то льготные условия для аренды помещений, земли частному медицинскому бизнесу.

Создание конкурентной среды среди частных медицинских организаций приведёт к снижению стоимости обслуживания в этих организациях.

– Во многих поликлиниках, стационарах современное оборудование есть, а вот специалисты, которые могут на нём квалифицированно трудиться, отсутствуют…

– Это самая больная тема. Кадровый дефицит медработников за прошлый год составил 84 тыс. человек. Колоссальная цифра! Из них 26 тыс. врачей. Особенно не хватает врачей в первичном звене здравоохранения. Мы делаем упор на профилактику заболеваемости, а именно в первичном звене их не хватает.

В связи с тем, что мы делаем упор на развитие производственной медицины и охрану здоровья работающего населения, нам необходимо возродить цеховую службу, чтобы был цеховой врач, который бы занимался профилактикой заболеваний на рабочем месте.

Как таковая цеховая служба была уничтожена в период выхода крупных предприятий на IPO. Пандемия подхлестнула руководителей крупных вертикально интегрированных предприятий к воссозданию цеховой службы, санаторной службы и медико-санитарных частей.

– Но как их обеспечить необходимыми кадрами?

– В последние годы стал практиковаться целевой набор при приёме на бюджетные места в медицинские вузы. Выпускник обязан 3 года отработать в больнице того региона, который платил за его обучение.

Дело не только в том, что в прежние годы упал престиж профессии. В 2022 году конкурс по приёму в медицинские вузы и престиж врача резко повысились. Лидировали экономисты, юристы, банковские специальности, а теперь врачи опять выходят на первый план.

Одна из самых больных проблем – количество врачей в целом и качество подготовки врачей. Если даже они появятся, надо обладать компетенция­ми, которые соответствовали бы уровню высокотехнологичной техники. Поэтому нам нужно делать акцент на развитие телемедицины. Надо развивать передвижные пункты для обследования и передачи данных в региональные центры, федеральные научные центры для адекватной оценки полученных результатов.

Это мощный резерв, который Министерство здравоохранения пропагандирует и настаи­вает на его развитии, и регио­нальные власти в этом тоже крайне заинтересованы. Это один из путей компенсации нехватки врачебных кадров.

– Какая поддержка от государства нужна сегодня в первую очередь?

– Я бы назвал более быстрое реагирование на возникающие угрозы и вызовы в развитии фармацевтической промышленности и реформировании здравоохранения.

– Оперативность того же качества, как в период пандемии?

– Да, в тот период было налажено чёткое взаимодействие через Координационный совет РСПП. На всех заседаниях присутствовал Министр здравоохранения или делегированный им заместитель Министра здравоохранения. Или же руководитель Роспотребнадзора Анна Юрьевна Попова, или её заместитель.

Во все наши рабочие группы по направлениям в рамках Координационного совета входили представители государственных органов. Это образец взаимодействия и быстрого реа­гирования.

Сегодня нужно оперативно формировать законодательную базу реформирования здравоохранения и медицинской промышленности. Есть программа «Фарма-2030», но программы по развитию производства медицинских изделий и медицинской техники ещё нет. Её нужно сформировать и определить контрольные цифры.

Есть Ассоциация оборонных предприятий, производящих медицинскую технику и изделия медицинского назначения. Это направление интересно оборонным предприятиям, имеющим профессиональные кадры, обладающим компетенциями для изготовления такого оборудования. Нужно со­здавать условия для их более тесного взаимодействия.

Повторюсь: хотелось бы, чтобы государство всё-таки индексировало стоимость лекарственных препаратов хотя бы на уровне инфляции, чтобы производство было рентабельным и не вымывался бы дешёвый ассортимент отечественных препаратов. Это касается вакцин, сывороток, дешёвого сектора.

Скрол наверх