14.12.2018 г. Пятница, 20:07
Главная » Новости » Программа борьбы с онкозаболеваниями появится к концу лета

Программа борьбы с онкозаболеваниями появится к концу лета

Глава Минздрава Вероника Скворцова — о том, как реализовать президентский указ и повысить продолжительность жизни россиян.

Россия может стать мировым лидером в сфере персонифицированной медицины, если нарастит темп развития в этом направлении, сообщила в интервью «Известиям» министр здравоохранения России Вероника Скворцова. Она также рассказала, как будет меняться диспансеризация населения и что делает Минздрав для сокращения смертности от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний.

— В новом майском указе президент ставит задачу к 2030-му увеличить ожидаемую продолжительность жизни до 80 лет. Насколько реально ее выполнить и как Минздрав планирует это сделать?

— Выполнить такую задачу реально, но только с помощью комплекса мер. В их числе профилактика. Это в первую очередь формирование здорового образа жизни. Культура здоровой жизни должна прививаться в детском саду, школе, в университетах и колледжах. Примерно 60% успеха дают именно эти достаточно простые меры, которые уводят человека от вредных привычек и корректируют его образ жизни.

Во-вторых, это персональные скрининги здоровья — диспансеризация и профилактические осмотры. Эта система будет развиваться в том числе в сторону персонифицированных генетических современных технологий.

Третье направление — повышение качества медицинской помощи и ее доступности в том случае, если человек уже заболел. Есть несколько основных причин смертности. На первом месте — сосудистые заболевания. На них в России приходится примерно 48% всех смертей. На втором месте — онкология (15%). Во всем мире количество онкологических заболеваний увеличивается с учетом роста продолжительности жизни. Люди начали доживать до рака, а раньше умирали от предотвратимых в наше время причин. В том числе от острого коронарного синдрома и от инсульта. Сейчас мы можем спасти таких пациентов.

— Что планирует сделать Минздрав для сокращения смертности?

— Задачи, которые мы перед собой ставим, — это развитие сосудистой программы и разработка комплексной, комбинированной онкологической программы. Последняя включает много составляющих. От правильной и быстрой диагностики и создания референс-лабораторий (морфологических, иммуногистохимических, генетических) до организации мощных протонных центров, центров онкорадиологии и внедрения новых препаратов: иммунных и таргетных (от английского target «цель, мишень». — «Известия».) Это огромное поле.

При Минздраве создан специальный координационный совет — программу под нашим руководством разрабатывают более 60 ведущих специалистов страны. Она будет готова в конце лета.

— Возможно, стоит изменить подход к диспансеризации?

— Президент в послании Федеральному собранию и потом в указе дал поручение, чтобы каждый человек мог раз в год пройти профилактический осмотр. Это будет сделано. У нас работает очень сильный Федеральный центр профилактической медицины, есть замечательные специалисты, которые состоят в международном регистре ВОЗ. Они на лучшем мировом опыте формируют наши регламенты проведения профилактических осмотров, чтобы добиться их максимальной эффективности.

— Будет ли российское здравоохранение переориентировано на персонифицированную медицину?

— Персонифицированная медицина — это неоднородное и очень широкое поле. Она основана прежде всего на исследовании генетического кода каждого человека и на эпигенетических изменениях: влиянии экологии, стрессов, условий жизни на геном, который дан человеку от рождения и постоянно развивается.

Персонификация медицины будет поэтапно входить в жизнь и выражаться в нескольких направлениях. Это прогнозирование болезней задолго до их возникновения на основе скоростного секвенирования генома и комбинаторики (использования математики и биоинформатики для понимания предрасположенностей к ненаследственным заболеваниям: сосудистым, онкологическим и другим). Возможность корригировать условия жизни, чтобы это заболевание не возникало.

Кроме того, это возможность персонифицированно лечить человека, если он все-таки заболевает. Это касается индивидуальной фармакокинетики и фармакодинамики. Использования собственных клеток человека для формирования его персональных лекарств, основанных на клеточных и тканевых технологиях, на современных биотехнологических процессах.

Что-то уже сейчас внедрено, но это очень длинный путь. Наша задача — пройти его максимально быстро. Сейчас мы набрали очень хороший темп. Если мы его не сбавим и даже немного нарастим, то через 30 лет будем мировыми лидерами в этом направлении.

— Среди сердечно-сосудистых заболеваний самые опасные — инсульт и инфаркт. Удалось ли выстроить в России систему здравоохранения таким образом, чтобы больные успевали попасть в профильное медучреждение за первые несколько часов после случившегося?

— Когда мы разрабатывали программу помощи, работали с губернаторами каждого региона — размещали точки, где должны располагаться инсультные подразделения, сосудистые центры, чтобы из каждой точки региона можно было быстро доставить пациента. Ведь при остром инсульте в первые 4,5 часа человека можно фактически вернуть к прежней жизни. Для острого инфаркта миокарда «терапевтическое окно» чуть больше — 6–10 часов. Чтобы уложиться в него, время до попадания в стационар не должно превышать 30–40 минут.

Мы выстроили двухуровневую систему: первичные сосудистые отделения и региональные сосудистые центры. Сейчас в стране 609 сосудистых центров. С 2012 года количество эндоваскулярных вмешательств (это точечные манипуляции под рентгеновским контролем. — «Известия») при остром коронарном синдроме выросло в 9,5 раза, нейрохирургических вмешательств — в 7 раз.

Но это не завершение программы, а лишь середина процесса. Наша задача — преобразовать первичные центры в региональные и поднять их статус, поэтапно ввести ангиографию (исследование кровеносных сосудов. — «Известия») в деятельность любого сосудистого центра. Она позволит правильно лечить острый коронарный синдром (постановкой стента), открывать крупный закупоренный сосуд (тромбоэкстракцией).

— На сколько нужно увеличить количество сосудистых центров?

— Речь идет скорее не об увеличении количества, а о повышении статуса этих центров, чтобы они могли оказывать всеобъемлющую, высокотехнологичную помощь. Важнейший шаг к этому — внедрить саму систему эндоваскулярной помощи в сосудистые центры. Для этого предстоит обучить достаточно большое число специалистов. Здесь масса факторов, которые должны быть одновременно учтены. Есть поручение президента в новом указе от 7 мая — развить сосудистую программу. В этом направлении мы продолжаем работать.

Источник: https://iz.ru/

Скрол наверх