06.12.2022 г. Вторник, 5:51
Главная » Точка зрения » Елена Клостер: ФАС выступает за конкуренцию вне зависимости от того, кто пытается ее ограничить

Елена Клостер: ФАС выступает за конкуренцию вне зависимости от того, кто пытается ее ограничить

front-z-700

Елена Александровна Клостер
начальник Управления контроля здравоохранения ФАС России

Больше года назад в Федеральной антимонопольной службе появилось Управление контроля здравоохранения. Его возглавила Елена Клостер, ранее пять лет руководившая Хабаровским Управлением ФАС России. О задачах новой структуры, отношении службы к введению правила «второй лишний» для медизделий, перерегистрации цен на лекарственные препараты, росту количества сделок M&A на российском медрынке она рассказала в интервью «МВ».

Долгосрочное планирование

 Как изменились ваши задачи после переезда в Москву? 

– Все, кто работает в территориальных управлениях ФАС, многостаночники: занимаются сразу всеми вопросами, которые входят в полномочия антимонопольного органа. В центральном аппарате я занимаюсь конкретно здравоохранением – перед управлением ставятся более точечные задачи, которые помогают решать профессионализм команды и накопленный опыт.

– Какие это задачи, насколько они способны повлиять на развитие отрасли?

– Среди наиболее амбициозных целей — повышение доступности лекарственных препаратов для граждан. Этому способствует расширение Перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), цены на которые регулируются государством. В 2020 году ФАС России провела масштабную работу по согласованию цен на все 758 позиций перечня. При его расширении мы намерены продолжать эту деятельность.

Второй важный вопрос – обеспечение взаимозаменяемости ЛП. Требования законодательства предусматривают ведение ряда перечней, реестров и иных баз данных, содержащих сведения о препаратах и их характеристиках. Эта информация сейчас не синхронизирована, что приводит к возникновению ряда проблем. К примеру, некоторые ЛП при назначении врачами и реализации в аптеках позиционируются недобросовестными участниками рынка как новые и обладающие улучшенными характеристиками. Кроме того, возникают трудности у заказчиков при формировании технического задания в рамках проведения госзакупок. Это может ограничить конкуренцию.

Если эти проблемы не решать, то они продолжат препятствовать повышению доступности лекарств, что приведет к необоснованным расходам граждан и бюджетных средств при закупках.

«Лишние» проблемы

 С какими сложностями сталкиваетесь в работе с другими органами власти? С Минздравом нет разногласий? 

– Выстраивание продуктивного диалога с ведомствами – это наша ежедневная работа. Как правило, отсутствие взаимодействия с организациями или министерствами – частная проблема. Но не стоит забывать, что ФАС России – контрольно-надзорный орган, способный возбуждать дела по признакам нарушения антимонопольного законодательства, в том числе и в отношении органов власти. Мы выступаем за конкуренцию вне зависимости от того, кто пытается ее ограничить.

– ФАС не видит нарушения конкуренции в том, что в преддверии перехода на регистрацию медизделий по правилам ЕАЭС лаборатории, которые работают с производителями, существенно подняли стоимость услуг?

– К нам не поступало ни одного обращения, а значит, и повода для расследования нет. Как начальнику управления, мне очень хотелось бы разобраться в этом вопросе, но у нас нет правовых оснований проводить проверку без предметной жалобы с конкретными фактами. Перед тем как выдавать предупреждение или возбуждать дело, мы в обязательном порядке проводим анализ рынка, антимонопольное расследование и только после этого сможем сказать, имеются ли признаки нарушения, ограничена ли конкуренция.

Как ФАС относится к правилу «второй лишний» при закупках медизделий? Оно не нарушает конкуренцию, не несет риски для системы здравоохранения? 

– Анализ данных Международного торгового центра (ITC) показывает, что во время пандемии COVID-19 в 98 странах были введены ограничительные меры по экспорту продукции, необходимой в борьбе с распространением заболевания. В 103 странах также были предусмотрены преференциальные меры в отношении импорта определенных товаров. Это свидетельствует об общей тенденции к стимулированию локализации производства на внутренних рынках в период сложной эпидемической ситуации.

ФАС России подходит к таким мерам очень внимательно. В условиях чрезвычайных ситуаций мы поддерживаем эту инициативу, но с оговоркой. Чтобы внедрять этот механизм, производители должны четко соотносить свои возможности и потребности населения в медизделиях и лекарственных препаратах.

– Вы полагаете, что отечественные производители справятся с задачей? 

–Да.Но им необходима государственная поддержка на всех этапах производства. Наша задача – следить, чтобы все работали добросовестно, не ущемляли интересы других лиц и государств.

Ценовые ориентиры 

Скольким производителям за 2021 год были направлены предложения о снижении цены на лекарственные препараты? 

– Фармкомпании должны самостоятельно подавать заявления о перерегистрации и снижении цен на жизненно важные лекарственные препараты. ФАС контролирует своевременность подачи этих заявлений и в случае их отсутствия напоминает участникам рынка о такой необходимости. Если производитель не обосновал свою цену и не снизил ее после уведомления, ФАС инициирует ее исключение из Государственного реестра лекарственных средств.

В 2021 году антимонопольная служба направила 21 уведомление о снижении 51 зарегистрированной предельной отпускной цены. Фармкомпании снизили 43 цены в среднем на 30%. На четыре лекарства производители предоставили обоснования существующих цен. Цены еще на четыре препарата были исключены из реестра: на один из них – по инициативе производителя, еще на три – по причине их неснижения в установленный срок.

 Каковы итоги обязательной перерегистрации цен на ЖНВЛП?

– В рамках этой работы ФАС России пересмотрела более 14 тыс. цен, из которых более 7 тыс. были снижены в среднем на 35%. Экономия для граждан и бюджета в результате составит около 40 млрд рублей в год. Соответствующие доклады представлены правительству и президенту.

ФАС участвует в переговорах с поставщиками фонда «Круг добра». Речь идет о незарегистрированных лекарствах. Часто поставщик снижает цену, но просит не разглашать ее. Как вы относитесь к такой позиции? 

– У нас все лекарственные препараты делятся на входящие в Перечень ЖНВЛП и не включенные в него. Цены на первые регулируются государством, на остальные – нет, их формирует рынок, а мы анализируем их только на наличие признаков нарушений антимонопольного законодательства. Если фармкомпании при подписании договора с фондом не хотят обнародовать цены на лекарства не из перечня, это их право.

— В России дженерики и цену на них регистрируют до истечения срока действия патента оригинатора. Дальше – на совести производителей, будут они дожидаться истечения срока патентной защиты или выводить препараты на рынок раньше. Не стоит ли ввести какие-то превентивные меры как на национальном, так и на уровне ЕАЭС, чтобы заранее предотвратить возможное нарушение патента?

– ФАС России не поддерживает патентную увязку ни с регистрацией препарата, ни с регистрацией цены на него. Более того, регистрация стоимости первого дженерика предусматривает ценовые преференции. Такой же позиции придерживаются и антимонопольные ведомства ряда европейских стран. Они утверждают, что патентная увязка прямо вредит конкуренции, ограничивает ее и создает неправильные стимулы в экономике.

Если производитель ввел воспроизведенный препарат в гражданский оборот до истечения срока действия патента, патентообладатель может обратиться в суд.

Монополизм не пройдет 

– На фоне последних новостей, например о покупке «Медси» активов «Национальной медицинской сети», эксперты прогнозируют в ближайшие годы передел рынка, поглощение мелких игроков. Что вы об этом думаете? 

– В наших полномочиях сделать так, чтобы слияния и поглощения не приводили к негативным эффектам и монополизации рынка. Поэтому, когда к нам обращаются хозсубъекты с запросом об удовлетворении какой-то сделки, мы смотрим на то, как она отразится на конкуренции. Если это может ограничить экономическую концентрацию, мы никогда эту сделку не согласуем.

Основной инструмент контроля экономической концентрации в арсенале антимонопольного органа – полномочия по разрешению или запрету сделки, а также наложение на ее участников при согласовании дополнительных предписаний структурного или поведенческого характера. Это предупредительные меры по недопущению монополистической деятельности. Кроме того, закон о защите конкуренции устанавливает пороговые значения в отношении стоимости активов и объема выручки участников сделки. В случае их превышения сделка может подлежать антимонопольному контролю.

Какова динамика по сделкам M&A на российском медрынке? 

– В 2020 году служба рассмотрела 40 сделок, касающихся слияний и поглощений медицинских организаций. В 2021 году согласовано 52 сделки, рост на 30%. Но мы не наблюдаем ограничения конкуренции. Рынок переформатируется сам. Возможно, в условиях пандемии это было необходимо. Если ФАС России зафиксирует какие-то негативные последствия изменений, то незамедлительно отреагирует на них.

Александра Трифонова

 

Скрол наверх