18.04.2024 г. Четверг, 4:02
Главная » Точка зрения » АННА ПОПОВА: «Проект «Санитарный щит» – ориентир для будущего»

АННА ПОПОВА: «Проект «Санитарный щит» – ориентир для будущего»

О современном состоянии и перспективах развития санитарно-эпидемиологической службы страны, о том, какие уроки извлекли медики и общество в целом из уроков пандемии COVID-19, рассказывает руководитель Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека – Главный государственный санитарный врач Российской Федерации Анна Попова.

– Пока Всемирная организация здравоохранения не готова объявить окончание пандемии COVID-19, но всё же можно ли говорить, что прогнозы оптимистов сбылись и ковид перешёл в разряд сезонных заболеваний, как и грипп?

– Мы только приближаемся к этой точке, но определённо сказать, что пандемия завершена, мы пока не можем. За вирусом SARS-CoV-2 надо продолжать пристально следить, что мы и делаем. Это «молодой» вирус, который продолжает быстро мутировать, и вероятность появления нового варианта, приводящего к более тяжёлому течению заболевания, хоть и низкая, но пока сохраняется.

Кроме того, быстрые мутации вируса приводят к тому, что повторные случаи при «омикроне» могут отмечаться в период от 3 недель до 2 месяцев после перенесённого заболевания. Ведь организм встречается с другим подтипом гено­варианта «омикрон». Шансы вируса найти восприимчивый организм в текущих условиях очень высоки.

Но есть и другие респираторные вирусы, которые также имеют много разновидностей. Только у одного риновируса три типа и более 170 серотипов, поэтому в течение жизни мы им неоднократно болеем.

Будем надеяться, что очередной сезон заболеваемости завершится и к осени 2023 года станет понятно, возможен ли сценарий, при котором COVID-19 станет сезонным заболеванием. На сегодняшний день есть основания считать, что эволюция SARS-CoV-2 движется именно в этом направлении.

– Какие выводы были сделаны по итогам пандемии? Можно ли говорить о том, что нам теперь придётся жить по-другому, осторожнее, что ли? Какие привычки останутся с нами надолго?

– Пандемия COVID-19 продемонстрировала в России способность к быстрой мобилизации всех медицинских и немедицинских ресурсов для оказания помощи населению. Всё было сделано максимально чётко и оперативно – своевременное закрытие границ, быстрая разработка и серийный выпуск диагностикумов, запуск массового тестирования, внедрение вакцинных препаратов. Пандемия также продемонстрировала понимание значительной частью населения мер, которые вводились президентом, правительством, Роспотребнадзором, региональными администрациями, подтвердила эффективность санитарно-просветительной работы с населением, в том числе через СМИ и социальные сети.

Одним из ориентиров на будущее стало формирование проекта «Санитарный щит». Он содержит широкий комплекс мер, направленных на укрепление биобезопасности и минимизацию рисков проникновения опасных инфекций на территорию страны. Это многоуровневая система противоэпидемических мероприя­тий, которая включает в себя не только реагирование на угрозы, но и предупреждение новых инфекционных опасностей. Задачи «Санитарного щита» были сформулированы в разгар пандемии и базируются на современных знаниях и новейших достижениях нау­ки в области эпидемиологии, вирусологии, инфекционных болезней, гигиены, дезинфектологии, иммунопрофилактики, цифровых технологий и коммуникаций.

Отдельно отмечу, что выработанные в период пандемии COVID-19 навыки неспецифической профилактики должны войти в привычку и стать нормой жизни. Это в первую очередь регулярная гигиена рук, ношение масок в общественных местах – транспорте, супермаркете, во время зрелищных мероприятий – в период сезонного подъёма заболеваемости.

– Помогла ли пандемия изменить достаточно настороженное в российском обществе отношение к вакцинации? Или только усилила страхи? Нужна ли, на ваш взгляд, регулярная социальная реклама вакцинации в «мирное» – непандемийное – время?

– Настороженного отношения к вакцинации в российском обществе нет. Это миф. В реальности до 40 % людей в общей популяции являются бесспорными приверженцами вакцинации, ещё 35 % людей относятся к категории осторожных акцепторов – уточняют показания, показатели эффективности и после получения ответов на вопросы осознанно прививаются сами и прививают своих детей. У 20–30 % людей есть неуверенность в отношении вакцинации, такие пациенты могут испытывать страх не столько перед вакцинацией, сколько перед самой процедурой инъекции. Исследования показывают, что только 5 % от общего числа отказываются от иммунизации.

Пандемия коронавирусной инфекции, конечно, сопровождалась недостоверной информацией и фейками, но открытый диалог с обществом, предоставление научных данных о вакцинации помогли сгладить эту волну.

Отмечу, что социальная реклама вакцинопрофилактики – это не что-то новое, изобретённое в период пандемии. Вспомните хотя бы мульт­фильм про бегемотика, который боялся прививки, или плакаты. Исторически это важное направление просвещения населения. Необходимость такой работы в наше время связана с тем, что риски вакцинации рассматривают через увеличительное стекло, а её безусловных преимуществ часто не замечают.

Ежегодно в Российской Федерации проходят кампании по вакцинации против гриппа, которые демонстрируют эффективность год от года. Проводятся мероприятия в рамках национального календаря прививок. Эта работа будет продолжена, ведь вакцинация за всю историю человечества спасла больше жизней, чем все лекарственные средства вместе взятые.

– Оправдали ли себя – в санитарном прежде всего плане – локдауны и переход на дистанционную работу и учёбу? Или эта мера оказалась не слишком эффективной?

– Сегодня можно с уверенностью сказать, что принятые в 2020 году общефедеральные меры позволили сдержать распространение новой коронавирусной инфекции. Это, в свою очередь, помогло подготовить и развернуть дополнительные мощности для лечения больных COVID-19, разработать подходы и рекомендации по снижению рисков инфицирования, наладить массовое тестирование населения и мониторинг за изменчивостью возбудителя COVID-19. Таким образом, ограничения, введённые на первом этапе пандемии, себя оправдали. В дальнейшем мы научились обходиться без тотальных ограничений, используя достаточный арсенал иных мер.

– Нужны ли, на ваш взгляд, какие-то новые санитарные правила для иностранных туристов, а также возвращаю­щихся из-за границы россиян? И реально ли остановить опасные вирусы и штаммы на границах?

– На сегодняшний день необходимости в каких-либо новых правилах для иностранных туристов нет, поскольку у нас уже выстроена система, которая позволяет эффективно останавливать опасные вирусы на границах. Я упоминала о проекте «Санитарный щит». Он в том числе предусматривает внедрение автоматизированной информационной системы «Периметр» в пунктах пропуска через государственную границу – на всех видах транспорта. Система позволяет проводить анализ эпидемиологической ситуации в режиме реального времени и составлять прогноз с точностью до 90 %. Таким образом, создаётся барьер для завоза опасных инфекций.

В настоящее время «Периметр» внедрён в 224 пунктах пропуска через государственную границу. Крупнейшие авиаузлы страны обеспечены возможностью выборочного экспресс-тестирования только тех пассажиров, которые прибыли из стран с неблагоприятной эпидобстановкой. Это упрощает проверочные процедуры и создаёт мощный щит против инфекционных заболеваний.

– Насколько российские производители сейчас независимы от Запада в плане компонентов для вакцин и тестов? Что делается для полного импортозамещения?

– В части тест-систем можно говорить о полном достижении задач импортозамещения. Тесты, разрабатываемые научными учреждениями Роспотребнадзора, изготавливаются из российского сырья. Налажено производство собственных ферментов для молекулярной диагностики. Помимо самих ферментов производятся специальные буферные растворы, обеспечивающие оптимальные условия для их работы.

В части вакцин также ведётся большая работа. Достаточно упомянуть инновационную вакцину против оспы обезьян «ОртопоксВак», вакцинный препарат для иммунопрофилактики ротавирусной инфекции, разработанный Ростовским НИИ микробиологии и паразитологии Роспотребнадзора, отечественную технологию получения конъюгированной гемофильной моновакцины.

Но это лишь часть новшеств. В рамках программ импортозамещения и проекта «Санитарный щит» Научный центр прикладной микробиологии и биотехнологии Роспотребнадзора производит более 150 тонн питательных сред и около 10 млн чашек Петри с готовыми средами в год. Параллельно в Санкт-Петербурге мы наладили производство лабораторного пластика для ПЦР-оборудования. Как видите, по треку импортозамещения есть масса достижений.

– Какие инновации в области здравоохранения вы считаете наиболее актуальными и перспективными для России в ближайшем будущем?

– В числе перспективных инноваций – внедрение систем ИИ в анализ эпидситуации, обработка больших массивов данных, цифровизация инструментов эпиднадзора. Отмечу, что такая работа уже ведётся Роспотребнадзором. Так, по решению правительства мы формируем единую информационно-аналитическую систему сведений санитарно-эпидемиологического характера. Модули системы обеспечивают оперативный учёт и регистрацию инфекционной заболеваемости в течение 12 часов с момента постановки предварительного диагноза. Это даёт возможность проведения оперативного анализа эпидситуации.

Таким образом, в руках врачей-эпидемиологов территориальных органов Роспотребнадзора появился новый унифицированный инструмент оценки эпидемической ситуации в режиме реального времени. Это, конечно, является серьёзным подспорьем в нашей непростой работе.

Ещё одно важное направление – обеспечение доступности полногеномного секвенирования для генетического мониторинга эпидситуации. На фоне пандемии мы запустили российскую национальную базу данных геномных последовательностей вируса SARS-CoV-2, а также обеспечили функционирование 15 центров секвенирования на базе учреждений Роспотребнадзора. Благодаря этой работе мы максимально оперативно узнавали о новых вариантах COVID-19 и, когда ситуация того требовала, принимали необходимые противоэпидемические меры.

Отмечу, что сейчас в рамках проекта «Санитарный щит» ведётся оснащение дополнительных центров секвенирования. В итоге к действующим в 2022 году 15 центрам добавятся ещё 33 новых, а это, конечно, поможет ещё эффективнее реагировать на потенциальные биоугрозы.

Скрол наверх